К голосованию
Охрана частной жизни: защита прав личности или шаг назад в деле демократизации судопроизводства? Анализ предложенных Президентом изменений в Гражданском кодексе показывает, что меры, направленные на охрану частной жизни гражданина Российской федерации, могут крайне негативно сказаться на становлении прозрачной судебной системы вплоть до ущемления базовых прав и свобод, гарантированных Конституцией.

Понятие частной жизни как комплексного явления, уходящего корнями в самые разные сферы социальной практики, гораздо легче использовать в социологической риторике, нежели в качестве устойчивой правовой конструкции. Неудивительно, что институт неприкосновенности частной жизни мало изучен и достаточно размыто определен в действующем законодательстве.
Попытка заполнить этот пробел стал проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» № 47538-6, внесенный в Государственную Думу РФ по инициативе Президента Дмитрия Медведева в начале апреля 2012 года.
Даже поверхностное знакомство с его содержанием позволяет усмотреть в нем ряд противоречий – как с действующим российским законодательством, так и с общей логикой правовых отношений, что вызывает серьезные сомнения в целесообразности внесения предлагаемых дополнений в Гражданский кодекс.
Так, статья 152.2. «Охрана частной жизни гражданина» говорит в частности о том, что «не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, включая сведения о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, о фактах биографии такого лица, об участии этого лица в судопроизводстве», если иное прямо не предусмотрено законом.
Конституционный Суд РФ в Определении от 9 июня 2005 года № 248-О указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она не носит противоправный характер. Факт участия гражданина в судопроизводстве (коллективном действии по определению) никоим образом не может «касаться только его». А право на защиту чести и доброго имени, ради реализации которого, по-видимому, и было предложено это дополнение, должно, по идее, быть обеспечено в ходе справедливого и открытого судебного процесса.
Собственно, именно открытость судопроизводства и ставится под угрозу: в соответствии с Конституцией РФ (статья 123) разбирательство дел во всех судах должно быть открытым, кроме ряда случаев, предусмотренных законом. Меры, направленные на усиление прозрачности работы судов, ее доступности для общественного контроля, имеют своей основной целью становление независимого, справедливого судопроизводства. Но согласно смыслу предлагаемой редакции статьи 152.2., лицо, участвующее в слушании дела, должно дать согласие на присутствие иных лиц на заседании. Очевидным будет нарушение Конституции, определяющей гласность как один из принципов работы суда.
Далее. По мере ознакомления с новой редакцией статьи 152.2 спорные моменты отнюдь не раскрываются, напротив, возникают все новые вопросы. Это связано, прежде всего, с недопустимой нечеткостью формулировок, например, критерия «согласие гражданина на сбор, хранение, распространение и использование информации о его частной жизни». Предполагается, что это согласие (или несогласие) гражданин дает на основании своего субъективного восприятия того, может ли та или иная информация относиться к сведениям о его частной жизни. Очевидно, что в этом случае возможность объективности судебного разбирательства будет сомнительна.
Еще один пример недопустимого релятивизма: указано, что «не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни физического лица в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, когда информация о частной жизни физического лица ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле». При этом ничего не сказано о том, что конкретно следует понимать под государственными, общественными или иными публичными интересами; также совершенно не ясно, как определить, что информация о частной жизни физического лица является общедоступной, каким именно образом информация должна быть раскрыта самим гражданином и в каком виде должна быть выражена воля гражданина на раскрытие информации о его частной жизни. Такого рода размытые формулировки, которые могут в различных случаях трактоваться по-разному - отличная почва для роста судебного произвола.

Все вышеизложенные претензии являются более чем достаточным поводом для того, чтобы предложенная редакция статьи 152.2 Гражданского кодекса была отклонена как несостоятельная и, более того, крайне вредная для дальнейшего прогресса в сфере правосудия.
Эксперты Фонда свободы информации выступают с инициативой в адрес законодателей: предлагается рассмотреть возможность принятия Федерального закона «Об охране частной жизни». Он должен содержать максимально полное определение частной жизни, а также принципы, критерии и процедуры отнесения сведений к информации о ней. Только в этом случае может быть достигнута желаемая цель - установление четкого и прозрачного правового регулирования всего комплекса вопросов, относящихся к сфере частной жизни гражданина, а также недопущение необоснованного ограничения других его конституционных прав, в т.ч. права на доступ к информации и на свободу слова.

Полный список проголосовавших доступен для печати только зарегистрированным пользователям.



Подписи собраны на сайте Sborgolosov.ru
Ссылка на тему: http://sborgolosov.ru/voiteview.php?voite=642
Напечатано: 18.09.2019 в 16:56